Опубликовано: Декабрь 21, 2012 В категории:reality, world

Наши представления о мире не успевают за его изменениями. Человечество, как цирковое пони, исполняет один и тот же номер в нескончаемом представлении истории. Мы каждый раз выходим на арену и каждый раз она кажется нам незнакомой.

 

Мир стремительно меняется. С этих слов и подобных им начинается каждый трендовый семинар или лекция. И не потому, что это бережно чтимая всеми традиция или какая-то вдохновляющая аудиторию мантра. Просто мы считаем, что для нас это самое важное из того, что происходит вокруг. Меняется все значимое и все дорогое для нас. Изменились формы бутылок «Кока-колы», появились устрашающие надписи на сигаретах, ухудшилось качество обедов в бизнес-классе, больше стало олимпийских видов спорта, улиц, станций метро, тарифов мобильной связи. И это самые незначительные изменения, и если бы только они. Фактически мы живем в совершенно ином мире, не таком, каким мы его себе представляем или каким его услужливо представляют нам.

 

Мы не желаем до конца себе признаваться в том, что наши представления о мире значительно отстают от меняющихся картинок реальности, от рекламных роликов и от провокационных анонсов. Размышления на эту тему похожи на описание некоей параллельной реальности, населенной иными существами, до безумия похожими на нас, но куда более циничными и погрязшими в потребительстве.

 

Мы запрещаем себе откровенно говорить на такие темы, потому что в душе считаем себя обязанными нести личную ответственность за этот мир. А это не столь приятно для нас, как и любая другая ответственность, не столь эстетичная, некстати жестокая и бессовестно неприкрытая маркетингом.

 

Правда заключается в том, что этот мир изменяли мы. Мы сами, своим нетерпением, неутолимой жаждой наживы, врожденной леностью, чревоугодием и стяжательством, прелюбодеянием и унынием и, наконец, фанатично боготворимым нами техническим прогрессом, который, соответственно, и обслуживает все эти мотивации и мелкие поощряемые обществом пагубные наклонности и привычки.

 

Это мы, одной рукой держа гамбургер, другой нажимаем на кнопку старта запуска ракет, одним ухом прильнув к мобильному телефону, а другим к наушнику от ipоd, одним глазом высматриваем биржевые кривые, а другим глазом – следим за слезливым сериалом. Это мы изменили мир. И изменили его именно так. «Не так, как хотели, – оправдываясь шепчем мы, – а так, как получилось». Но есть ещё одна правда: если мы изменили мир именно так, значит мы и хотели именно такого мира.

 

Мы изменили мир и, соответственно, столкнулись с новыми для нас задачами свершившихся изменений, с совершенно иной, до этого не столь актуальной реальностью. Горечь и досада от этой новой и меняющейся реальности обусловлена тем, что мы, пройдя весь этот путь непрекращающегося сумасшедшего технического прогресса и инноваций, так и не смогли изменить самих себя, полностью подготовиться к более или менее эффективному существованию в созданном нами измененном мире.

 

Но мы стараемся, очень стараемся, мы лезем изо всех сил, напрягаем всё, что можно напрячь. Мы окончательно приговорили и расстреляли свое время, износили стопки кредитных карт, опустошили хюмидоры сигар и шеренги раритетных бутылок. Мы  продолжаем насиловать наработанные связи и тотально эксплуатируем возможности нашего социума. В ответ мы получаем стрессы, ожирение, сосудистые заболевания и гормональные сдвиги. И немного успеха, если повезет.

 

«Мы не видим мир таким, какой он есть, мы видим мир таким, какие мы есть».

Талмуд

 

Парализовавшее недоумение и абсурдная несправедливость: как, запуская ракеты, строя небоскребы, вышагивая по Луне, пересчитывая генную спираль и, что самое сложное, раз за разом возводя финансовые пирамиды и заставляя всех без исключения скупых пессимистов поверить в реальную возможность этого строительства, мы, не можем самого минимального и ничтожного – изменить самих себя, песчинку в семимиллиардном океане несбывшихся надежд.

 

«Возможно, наш мир – это ад какой-нибудь другой планеты».

Олдос Хаксли

 

 

 

 

 

 

Изменить себя оказалось намного и намного труднее, чем прогуляться по Луне или управляемо и подконтрольно расщеплять атомы в европейском подземелье. Когда вы в последний раз сознательно меняли свои привычки? Что вы кардинально изменили в себе в условиях взбесившегося потока информации, пиксельной реальности и нескончаемых пробок? Это пробки и пиксели изменили вас.

 

Может, стоит остановиться и подумать? Но даже не так – у нас не хватает времени для кратковременных, но серьезных и вдумчивых остановок. «Как так? – думаем мы, совершая активные перебежки между пунктами расписания своего ежедневника, – как так, мы, переварившие уроки истории, знающие, чем заканчиваются стремительные взлеты блистательных личностей, как ведутся политические войны и перспективные бизнес-стартапы, как мы, вооруженные компьютерами Deep Blue, планшетниками и водородной бомбой, как мы продолжаем натыкаться на огромные, размером с наши неуемные амбиции, старые добрые грабли. И никак и ничего не можем с этим поделать». Уроки истории оказались не более чем открытым и необязательным факультативом.

 

Как будто и не было этого мира. Как будто его и нет.

 

Самые последовательные из нас и образованные в поисках ответа на вопрос о природе бессмертия «феномена граблей» в мире осаждали библиотеки и штудировали пыльные многотомники. «Всем хорошим в себе я обязан книгам» – интимно шептал им классик, сурово взирающий с портрета школьного иконостаса. Но ни шепот, ни пыльные фолианты – ничего не могло развеять приторно-густой туман человеческой предсказуемости.

 

Но если и им, последовательным и целеустремленным, если и им не удается найти ответ, то, может, не те книги они читают и не по тем улицам гуляют? Портреты не тех классиков вешают на стены и не тот шепот слышат. Конечно, нет.

В этом несуществующем мире всем хорошим в себе я обязан самому себе.

Но есть исключения.

 


Добавить комментарий