Опубликовано: Июнь 7, 2016 В категории:brain, communication, education

Недавние исследования показали, что процесс обучения, как оказалось, меняет анатомическую структуру нашего мозга. Давно известно, что разные части мозга у разных людей развиты по-разному. Наш повседневный опыт, тоже являясь обучением, способствует созданию новых нейронных связей. Обучение, приобретение опыта и изменение мышления — это и конкретно материальные изменения. По этому поводу есть отличное высказывание.

 

“If you will change your thinking, God can change your life.”

 

Таким образом, получая тот или иной опыт, проходя обучение в любой форме и направлении, мы получаем и разное строение нашего мозга. Безусловно, все эти анатомические различия невозможно обнаружить без соответствующего инструментария. Как всегда, вся суть в деталях. В данном случае микроскопических деталях. И поскольку жизнь у нас разная, то нет двух людей с одинаковым строением мозга, нет одинакового расположения информации и тем более одинаковых связей между ней.  Такое многообразие связей в головном мозге говорит о том, что у нас много путей быть умными. Это необязательно и, скорее всего, не отображается в тестах IQ. У нас есть много других путей быть умными.

 

Так что же происходит с информацией? Любая информация при поступлении ее в мозг дефрагментируется и поступает, как вы уже поняли, у разных людей в разные части мозга. Наш предыдущий опыт регламентирует и новые связи, возникающие при поступлении информации в нашу память.

 

Надо отметить, что информация не может быть сознательно загружена в наш аппарат головного мозга, без такого важного фактора, как внимание. Внимание возникает на самой вершине, где пересекаются сознательное и эмоциональное. Люди не обращают внимание на скучные вещи. События, которые не вызывают у вас эмоцию, неважно положительную или отрицательную, обречены быть не замеченными. Поскольку точка пересечения линий сознательного и эмоционального может быть только одна, мы в состоянии фиксировать в текущий момент только одну задачу, одно явление.

 

Распространенный миф о параллельном ведении нескольких задач Цезарем или Наполеоном действительно лишь миф. Невозможность параллельной работы, подобно многоядерным процессорам, наш мозг компенсирует быстрыми переключениями с одного процесса на другой. Такими быстрыми, что у нас возникает ощущение наличия функции многозадачности у нашего мозга. При этом, для поддержания высокой скорости восприятия информации, мы намного качественней абстрагируем явления и предметы, чем запоминаем детали.

 

Итак, запускающим и поддерживающим механизмом для нашего внимания служат эмоции. А их источником, в свою очередь, индукционным аппаратом для них — наши органы чувств:  зрение, слух, обоняние, тактильные ощущения. Как часто прикасаясь пальцами к чему-либо, мы подсознательно сравниваем это прикосновение с чем-то из предыдущего опыта. Такое простое сравнение позволяет нам легче запомнить поступающую информацию, связывая ее с существующей номенклатурой нашей памяти, перетряхивая и электризуя плотную сеть нейронов.

 

Таким элементарным приемом сравнения пользуются не только писатели, но и все люди повествователи для создания у слушателя или читателя естественной картинки построенной на его уже существующей библиотеке ощущений. Ведь существует некая стандартная номенклатура, основанная на опыте усредненного человека. Библиотеке, которая своими категориями стандартов зависит от местности и страны, в которой живет данная популяция людей. К примеру, если для европейца стандартно сравнение кожи с шелком, то для бушмена естественней сравнить ее с  ощущением поглаживания панциря жесткокрылых.

 

Эмоция создает в нас некое энергетическое возмущение, необходимое для индуцирования внимания. Эту особенность знают и замечательно используют все спикеры, лекторы, политики и эстрадники. После 10 — 15 минут любая аудитория перестанет фиксировать свое внимание при монотонном эмоциональном уровне происходящего. А теперь, просмотрите любой классический блокбастер, пойдите на известный спектакль, послушайте яркого политика или увлеченного популяризатора науки. Профессиональные охотники за вашими эмоциями и соответственно за вашим вниманием.

 

Какова их главная цель? В первую очередь их задача проникнуть и занять все байты вашей короткой памяти, откуда через кодирование и запоминание информации, включить ее в вашу библиотеку. Они прекрасно понимают, что разбиение информации на части и ее адресная рассылка по  разным частям вашего мозга полностью зависит от уже существующих  наработанных нейронных связей, на основании вашего предыдущего опыта. Поэтому новая информация имеющая возможность быть связанной с уже существующей запоминается немедленно. Вам никогда не станут вталкивать что-то без посылов или сравнений с уже известными явлениями.

 

Информация вплетается то тончайшей нитью, то грубым пеньковым канатом в существующую канву материи среды и обстоятельств, в которой она транслируется. Поэтому, если иметь возможность реструктуризировать детали или весь фон среды формирования этой информации, это в тысячи раз облегчает ретракцию необходимой информации в нужный момент. Так и бывает — если вы чувствуете знакомый запах, связанный с вашим детством, тут же проноситься весь мини-фильм “радости моего детства”, наподобие гулкого, шумящего и веселого экспресса памяти. Более того, чем подробнее детали, тем лучше и качественней процесс запоминания и убедительность впоследствии воспроизводимых впечатлений. Реклама, как вы догадались, строится именно на подобного рода деталях. Маленьких, но значимых.